Владислав Черников: “Роли — как дети, и лучших, или будущих – не бывает, все хороши по-своему!”

Первый, кто получил звание “Народный артист Республики Крым”, и обладатель многих других почетных наград, ведущий артист-вокалист Государственного академического музыкального театра Республики Крым Владислав Черников о любимых образах, театральных “приколах” и предстоящей роли во всероссийской премьере мюзикла “Мост над рекой” в эксклюзивному интервью “Крымскому театралу”!

Владислав Владимирович, 1 декабря Вам исполнится 50 лет. В преддверии своего юбилея Вы получили почетное звание «Народного артиста Республики Крым». Что значит для Вас это звание?

– Я думаю, что для каждого артиста присвоение почетного звания является очередным важным этапом в творческой жизни. Звание «Народный» не только почетно, но еще и очень ответственно. Оно заставляет задуматься о многом, переосмыслить весь творческий путь… Но я не останавливаюсь на достигнутом, не перестаю учиться, искать что-то новое и интересное, то, что непременно заставит зрителя сказать «Да! Этот артист интересен и продолжает нас удивлять своим творчеством». Закон велосипеда — остановился-упал! У меня впереди еще много вершин!

СПРАВКА: Звание «Заслуженный артист АРК» артисту присвоили после пяти лет работы в театре в 2000-м году после «нашумевшей» премьеры мюзикла «Вест-сайдская история», где он исполнил одну из главных ролей — Тони.
В 2008 г. Владислава Черникова удостоили звания «Заслуженный артист Украины».
2010 г. – I премия Союза театральных деятелей Украины в Республике Крым «За лучшую мужскую роль».
2011 г. – Победитель в номинации “Крым ТВ” «Лучший вокалист года».
2013 г. – Указом Великой княгини Марии Владимировны Романовой от 23.10.2013 г. Мадрид (Испания) «За воздаяние заслуг перед отечеством» награжден медалью Императорского ордена Святой Анны за №536/АМ-2013.

Нередко приходится слышать, как известный артист говорит о себе: прежде всего я — артист театра, а все остальное для меня вторично. Что Вы можете сказать о себе? Вам тоже приятнее служить его Величеству театру? Ведь Вы одинаково востребованный артист, вокалист, педагог, ведете активную общественную жизнь…

– Не все так однозначно! У меня в дипломе консерватории написано «Оперный концертный певец, преподаватель вокала». Кроме того,  я получил диплом дирижера-хормейстера и диплом академии управления персонала (МАУП) «Менеджер» (управляющий) факультет «Управление трудовыми ресурсами»… Но это не мешает мне считать театр — вторым домом, где я, моя жена и оба сына проводим огромное количество времени! Также мне удается сочетать работу в театре с преподавательской деятельностью в музыкальном училище и возглавлять общественную театральную профсоюзную организацию. Я еще и являюсь председателем ревизионной комиссии «Крымского отделения Союза театральных деятелей Российской Федерации». Так что скучать некогда!

Расскажите о своей гастрольной деятельности в странах Европы. Как Вас встречали зрители?

В течении 27 лет я веду активную гастрольную деятельность в 26 странах Европы. В среднем от тридцати до шестидесяти концертов ежегодно, но иногда было и по сто в год! Кроме выступлений на международных конкурсах и фестивалях сольно, я активно сотрудничаю с ведущими крымскими коллективами: «Ансамблем песни и пляски ЧФ» и «Крымским камерным хором». Реакцию зрителей можно видеть на видеозаписях с концертов, выложенных в интернете. Всегда шквал оваций, аншлаги, цветы…

Вы служите в Музыкальном театре с 1995 года. Расскажите о Вашей первой роли. Как происходило Ваше становление в театре как актера-вокалиста?

Моя первая роль — Петро в комической опере «Наталка Полтавка» (Лысенко). Затем срочные вводы в роль принца Раджами в оперетте «Баядера» за 2-3 репетиции. С тех пор в меня поверили…

Какой из своих образов Вы считаете самым лучшим? Вы предпочитаете комическому амплуа драматические роли, либо наоборот?

Роли — как дети, и лучших, или будущих – не бывает, все хороши по-своему! Кроме музыкальных, мне удалось исполнить несколько драматических ролей, что для актерского опыта очень важно. Одна из них – Клоун Отто в спектакле «Прощай конферансье».

В спектакле «Дубровский» – «Лучшем спектакле» по версии Высшей театральной премии Крыма «Золотой грифон» – Вы сыграли роль помещика Кирилла Петровича Троекурова. Как Вы работали над этим образом? Расскажите об этой роли.

Троекуров — роль «на перелом». Музыкальный материал предложен автором как музыкально-драматический с острохарактерным извлечением звука, что соответствует «тяжелому» образу генерала-аншефа Кирилла Петровича… Думаю, что справился.

21 октября состоится премьера спектакля «Мост над рекой» в постановке главного режиссера Владимира Косова. Подобный масштабный мюзикл впервые поставлен на сцене Музыкального театра. Что это за история? Какую роль Вы в ней играете?

Роль председателя колхоза Петра Матвеевича пронизана народностью, любовью к родному краю, семье; перипетия сложных любовных и семейных взаимоотношений также достойна уважения. Зрителю будет интересно увидеть любимых артистов не в ролях «фрачных героев» (графы, князья), а в образах простых тружеников, героев Великой отечественной войны, станичников, делающих добро добро для своего народа!

Кто главный в тандеме: режиссер, либо актер?

Кто главный? Сразу переведу на английский: режиссер — «direktor», т. е. «направляющий» («tо direct» – направлять), aртист —  «artist», дословно «художник»; то есть артист призван воплощать идеи режиссера, вкладывая свой талант и мастерство и, втихаря от режиссера, внедрять свои идеи и делать свои роли!

Нередко актеры рассказывают о своих друзьях “по цеху”, о незабываемых розыгрышах, которые они устраивают друг другу, как во время репетиций, так и вне сцены. Расскажите о своей закулисной жизни. Как на Ваш взгляд, возможна ли дружба в актерской среде?

Все розыгрыши, так называемые «приколы», мы в течении каждого сезона собираем, а затем воплощаем в форму, обозначенную как «театральный капустник», где каждый артист (и не только) может проявить себя с другой стороны. Это событие обычно приурочено ко Дню театра.

Дружба в актерской среде существует (мы — тоже люди), и не только дружба, но и семьи, и театральные династии, впрочем, как и в любом коллективе.

Каким Вы видите современный театр?

Как я вижу современный театр? Да мы в нем работаем и живем! Все происходит на наших глазах: ремонт здания, закупка новой аппаратуры и сценического оборудования, омоложение труппы, приход талантливых специалистов… Отдельно отмечу внимание и теплое отношение к творческому составу со стороны директора и администрации и, конечно, Министра культуры Республики Крым Арины Новосельской, создание хороших условий для работы и отдыха сотрудников и не только…

У Вас есть работы, занимающие в Вашей творческой жизни особое место? О каких ролях Вы мечтаете?

Мечтаю исполнить роль, которую наверное мечтает исполнить любой нормальный мужчина, — роль любящего свекра и любимого дедушки для своих внуков…

Что Вы можете пожелать современному зрителю?

Любите театр, как люблю его я! Читайте побольше литературы, книги – наше все! Интернет — это хорошо, но он никогда не заменит знаний. И еще, Девчонки – не делайте татуировок, Мальчишки — занимайтесь спортом и лунными вечерами пойте во дворе авторские песни для красивых девушек под гитару, это так классно!

“Крымский театралЪ”
https://c-teatral.ru/vladislav-chernikov-roli-kak-deti-i-luchshih-ili-budushhih-ne-byvaet-vse-horoshi-po-svoemu/

По материалам пресс-службы
Государственного академического музыкального театра Республики Крым
Фото из архива театра

Андрей Пермяков: “Театр был для меня степным рысаком, которого нужно “укротить”!»

(Новости Крыма) «Нельзя преподавать человеку, нельзя его обучать! Заражение – единственный способ влияния на этот свет. Заражение своим увлечением… Свою жизнь нужно строить как произведение искусства, и тогда она станет радостной!». Читать далее Андрей Пермяков: “Театр был для меня степным рысаком, которого нужно “укротить”!»

Нина Пермякова: «Открытие театра для меня соизмеримо с рождением ребенка!»

«Широкие лучи с танцующими в них пылинками освещали круглую комнату из желтоватого мрамора. Посреди нее стоял чудной красоты кукольный театр. На занавесе его блестел золотой зигзаг молнии. С боков занавеса поднимались две квадратные башни, раскрашенные так, будто они были сложены из маленьких кирпичиков. Высокие крыши из зеленой жести ярко блестели. На левой башне были часы с бронзовыми стрелками. На циферблате против каждой цифры нарисованы смеющиеся рожицы мальчика и девочки. На правой башне – круглое окошко из разноцветных стекол. Никто, даже папа Карло, никогда не видывал такой красивой декорации…».

Ну, у кого из нас в детстве не захватывало дыхание, не разыгрывалось воображение, когда, читая сказку Алексея Толстого, мы доходили до этого места. И как хотелось попасть в этот удивительный театр! Ведь это прямой путь в сказку! И такой путь открывает единственный в нашем городе театр – «Золотой ключик». Здесь самоотверженно служат дети-актеры и взрослые-профессионалы, оживляя на сцене самые добрые и мудрые сказки своей любовью, творческой фантазией. Здесь дарят детям веру в то, что и они способны творить этот мир, и вместе с героями сказок делать его добрым и справедливым. В преддверии 30-летия Международного центра театрального искусства «Золотой ключик» мы побеседовали с его основателем Ниной Петровной Пермяковой, которая с 31 мая 1987 года бережно хранит в сердцах своих воспитанников мир театра, красоты, сказки, музыки и фантазии. Разговор получился очень интересным!

31 мая театру «Золотой ключик» исполняется 30 лет. Нина Петровна, как изменился театр за это время?

В далеких 80-х, мы с Олегом Анатольевичем представляли себе театр до малейших подробностей: все цеха, мастерские, службы и наших маленьких артистов. Нашей мечтой был детский театр по принципу профессионального, с большим количеством разножанровых групп, где дети-артисты со взрослыми-профессионалами работают на один общий результат – спектакль! По задумке Олега Анатольевича весь комплекс с высоты птичьего полета должен был напоминать по форме ключик. Первые годы на сцене театра работали всего две труппы – детская «Золотой ключик» и взрослая «Учительский театр», а первый коллектив сотрудников состоял всего из 11 человек. Было время, когда я занималась абсолютно всем – и административной работой, и хозяйственной, помимо постановки собственных спектаклей. Не могу сказать, что мне было трудно. Я была безумно счастлива, потому что идея, которая жила у нас в головах и сердцах, – осуществилась! Открытие театра для меня соизмеримо с рождением ребенка. Скажу, что театр очень вырос и изменился, но, как и 30 лет назад, он играет важную роль в жизни нашего города, помогает морально расти будущим поколениям.

Каким Вы видите театр «Золотой ключик» в будущем?

Мне хочется, чтобы наш дружный коллектив не переставал пополняться талантливыми людьми, живущими театром. Я рада, что в «Ключике» работают профессиональные актеры молодежного театра «Студия 22», приехавшие в Евпаторию из Орла, Курска, Самары, Петрозаводска… Сегодня они являются также педагогами и режиссерами центра. Именно совместный опыт работы детей и педагогов на одной сцене принес свои плоды в виде многочисленных наград и побед на международных и всероссийских фестивалях в России, Украине, Литве, Эстонии. Очень хочется, чтобы «Золотой ключик» стал театром будущего – с современным техническим оснащением, просторным современным зрительским залом, многофункциональной многоуровневой сценой, оборудованными по последнему слову техники цехами и мастерскими. Тогда содержание, которое есть сегодня в нашем театре, будет соответствовать форме.

Какими постановками театр радует сегодня крымчан?

В XXX театральном сезоне в репертуаре «Золотого ключика» около трех десятков самых разных постановок – от классических до концептуальных и авторских. Мне нравится, что в афишу возвращаются старые спектакли – они заслуживают того, чтобы быть в репертуаре. «Женитьба Бальзаминова» – одна из таких постановок. Если главная мысль, заложенная автором, прочтена режиссером – это прямое попадание в яблочко. Но сердце мое, конечно, принадлежит нашим детским театральным группам! Ведь нам доверяют маленькую личность, которую мы обогащаем, воспитываем, вкладываем все самое лучшее.

Около 50 000 тысяч зрителей ежегодно посещают спектакли театра «Золотой ключика». Скажите, в каком возрасте Вы рекомендуете знакомить ребенка с театром?

В качестве зрителя мы советуем начать посещать театр с трехлетнего возраста, но это все зависит от ребенка и той семьи, в которой он воспитывается. Есть замечательный спектакль – «Зайцы» – он для самых маленьких наших зрителей, самим актерам, играющим на сцене, – не больше 9 лет. Дети очень чутко чувствуют искренность. Надо видеть их глаза, когда они сопереживают честным и смелым героям, стараются им помочь, как они смеются, радуясь победе справедливости, как аплодируют, а потом торжественно, с чувством ответственности несут на сцену цветы.

Нина Петровна, все выпускники «Золотого ключика» идут дальше в профессию?

У нас нет цели профессионально ориентировать, скорее мы готовим ребенка к жизни. Наши выпускники достигают успехов в самых разных сферах деятельности, так как театр дает веру в себя, учит трудиться и достигать своих целей, быть открытым и легко находить общий язык с окружающим миром. «Ключики» становятся прекрасными юристами, педагогами, врачами… Мы часто отговариваем детей поступать в театральные вузы. Актерское ремесло требует полной отдачи, а не каждый готов жертвовать семьей, здоровьем, выходными… Когда же наши «ключики» становятся успешными режиссерами, актерами, телеведущими, хореографами, – мы на седьмом небе на счастья, потому что во многом – это плоды нашей совместной ежедневной кропотливой работы.

Чем интерес евпаторийский театр для взрослого зрителя?

Существовал стереотип, что «Золотой ключик» – это детский театр. Был период, когда родители даже боялись переступить наш порог, как будто детство – это что-то запрещенное. Но мы с этим справились. Уже много лет наш театр считается семейным. Теперь перед нами стоит задача сделать так, чтобы взрослые посещали серьезные спектакли в своем родном театре, в Евпатории. Мы надеемся, что взрослый зритель полюбит наш театр так же, как и дети. Первые зернышки уже заложены – с аншлагом проходят показы классической постановки «Женитьба Бальзаминова». Это значит, что евпаторийцы уже готовы к серьезным вещам, и мы на правильном пути.

Как «Золотой ключик» отпразднует свое 30-летие?

День рождение мы традиционно отмечаем своим любимым спектаклем «Золотой ключик», визитной карточкой театра. В галерее «TheHARASHO»  откроется большая театральная экспозиция «Время театра», а школьников ждет презентация уникального просветительско-образовательного проекта «Оживший классик». Приглашаем вас на праздничные мероприятия, посвященные нашему 30-летию! Добро пожаловать в мир театра!

Беседовала Галина Язовицкая
Фото: пресс-центр МЦТИ «Золотой ключик»

Екатерина Ли: «Не бывает испорченных работ, бывают недорисованные и неправильно названные»

Страна восходящего солнца вдохновляет  и очаровывает, завораживает  своим изяществом, тонкостью и необычностью. Японская живопись является одним из старейших и наиболее изысканных видов изобразительного искусства, а каллиграфия  –  искусством, требующим особой внутренней подготовки.

О традиционной японской живописи, гармонии и о том, как важно в своей жизни написать хотя бы одно хокку, рассказала в интервью онлайн-изданию «Крымские новости» художница Екатерина Ли.

Художник Екатерина Ли

Скажите пожалуйста, Вас знают как Катерину Черную, а почему крымскому зрителю Вы представляетесь как Катерина Ли?

У меня сейчас такой период в жизни и творчестве, что я поняла – черный цвет я пережила. Теперь  буду везде официально представляться Ли. Мой новый псевдоним – это начало нового этапа. Я сейчас активно начинаю заниматься  голосовыми практиками и пением. На мой взгляд, Катя Черная не может петь, а Катя Ли вполне.

Екатерина, как правильно называется направление живописи, которой Вы занимаетесь?

Направление называется суми-э. Это традиционная японская живопись. Иногда получается путаница: вы видите нарисованную черно-белую картинку и видите в ней суми-э. Но не любое монохромное изображение панды или бамбука это суми-э. В этой технике есть свои законы организации пространства, владения кистью, тушью и рисовой бумагой. Нужно уметь разбираться. И потом, есть отличия китайской живописи от японской. Это разберет только специалист, который занимался у восточных мастеров, разбирал альбомы, изучал литературу.

А вы различия видите?

Я, да! Но иногда бывает очень сложно отличить, а иногда сразу видишь – это китайская живопись, а это – японская.

На родине, в Японии, изучали?

Нет, я с японцами знакомилась в Москве. Приезжали профессиональные художники, очень титулованные в Японии. Они мне объясняли особенности японской живописи и чего делать нельзя, чтобы живопись выражала традиции и была японской по духу. Плюс мой опыт наблюдения, склонность к анализу. Красиво и там и там, но японское искусство мне ближе, потому что выражает больше душевности и простоты. Есть принцип ваби-саби. На другие языки мира это не переводится дословно, но означает простоту, безыскусность и красоту. Например, представьте  сколотую чашку. Нужно увидеть красоту в несовершенном.

В том, в чем, казалось бы,  красоты нет?

Не нужно ничего доводить до чего-то идеального. Вообще идеальность не слово из японской жизни. Определенным образом вещь должна быть волшебной, полезной, нужной, сделанной с душой и руками человека, – тогда эта вещь отвечает принципу ваби-саби и японскому духу.

Это очень лаконичное искусство, направленное вглубь себя. Не важно, что ты видишь снаружи, важен внутренний отклик. Важны не краски, которые ты даешь бумаге?  

Нет, краски тоже важны! Они тоже влияют, но здесь важно уловить дух, ощущения, чувства. Это, когда творишь из потребности рисовать, когда ты не можешь не делать этого. Ты не спишь, не ешь, тебя тянет к краскам, ты даже при этом можешь не быть художником, но тебя влечет.  Ты берешь кисть, тушь и, как умеешь, рисуешь, выражаешь свою идею. Тогда эта работа будет преисполнена гармонии.  А через какой-то момент ты задумаешься, а правильно ли я делаю? Может, у меня линия кривая? Если в этой работе мысль не отражается в рисунке, в листе, в каллиграфии, тогда эта работа ваби-саби – душевная, простая, нужная, потому что сделана из потребности творить.  Это по-японски. Когда ты смотришь на работу и у тебя есть эмоция,  значит, работа удалась. А если ты смотришь и думаешь, как художник хорошо поработал, какая у него техника, мазок. Все, эмоции отсутствуют.

Видела ваши картины, выполненные в стиле японской живописи и при этом с  русскими народными мотивами: березки, медведи, русские пейзажи. Это патриотизм? Пишите то, что ближе глазу и сердцу?

С одной стороны, патриотизм, с другой – я рисую то, что  видела. Потому что бамбук и панд я практически не видела. Это для меня сказки Востока. Я могу их прорисовать, но это будет как фантазия, мечта, красивая картинка. Когда я покажу свои картины мастерам Востока, они, скорее, будут придираться к чему – к бамбуку. Листики ты не так нарисовала, а у панды глаза чуть-чуть больше, чем надо, орхидеи не в характере… Когда ты показываешь японцам березку или фиалочки, им это интересно, а бамбук они сами могут рисовать.

Вы на своих мастер-классах в учебном процессе помимо каллиграфии предлагаете ученикам писать стихи. Зачем?

Потому что поэзия, как говорит Миямото Мисаси, великий прославленный самурай, который известен каждому японцу уж точно, что любой самурай должен в своей жизни написать хотя бы одно хокку – трехстишье. Самое простое. Это для того, чтобы душа не зачерствела и не осталась в колее. Поэзия – это что-то новое для человека, который занят своим трудом, она раскрывает душу и способна вывести человека на новые высоты. Потом,  если ты художник, ты можешь жить в мире образов и не иметь возможностей или  привычки выражать свои мысли, оформлять их более четко. Вот мы рисуем цветочек, к примеру, пион. Нарисовали. Все смотрят и говорят, ну да, пион, хорошо, интересно. Я спрашиваю, как мы его назовем, предлагаю стихи придумать или название. А пион у нас весь лохматый получился, безудержный, чуть корявый, неидеальный пион. Мы на него смотрим: и, вроде, техника есть и композиция удалась…

 
Безвременно…
Сижу я здесь один на скале.
Где ты, мой путник?

 
У людей меняются глаза. Это уже жизнь пиона, это история и мы представляем себе путешественника. Поэзия уводит зрителя за границы непосредственного сюжета и тогда это получается искусство. У меня есть такое волшебное правило, всегда озвучиваю его на каждом занятии: не бывает испорченных работ, бывают недорисованные и неправильно названные.

Фото с мастер-класса по японской живописи и каллиграфии в Симферополе

 

В Вашей жизни есть место живописи, пению, поэзии, а танец в ней есть?

Танец мне близок и сейчас моя любовь – это трайбл. До недавнего времени был фламенко. Очень сложный танец! Мега сложная координация: голова в одну сторону, руки – в другую, ноги – в третью,  ритм слышишь один, ногами отбиваешь – второй, руками – третий. Фламенко – это очень сложно! Но как это красиво! В трайбле чуть-чуть проще,  он требует больше пластики тела, больше гибкости.

Выставки есть в Вашей жизни?

Бывали. Я не занимаюсь активно выставочной деятельностью. Пока. Есть внутренняя потребность продемонстрировать свое творчество и посмотреть отклик людей, которые, в общем-то, далеки от творчества. Был  этап, когда мне было важно представить свое творчество. Я это сделала, начинаю следующий. Я морально готовлюсь к следующей выставке и выбираю новую форму, сюжеты, способы отображения, чтобы, с одной стороны, не повторяться, а с другой – видеть свое развитие и интерес.

Расскажите, пожалуйста, что Вы думаете о современном искусстве?

Много разного. Хорошего и плохого. Так было всегда. Во все времена было плохое искусство и хорошее, модное – немодное, популярное – непопулярное.

Крым энергетически мощное место, появилось ли у Вас свое собственное место силы, куда непременно хотелось бы возвращаться?

Я родилась в Грозном, в горах. Последние несколько лет живу в Ставрополе, где их нет. Горы манят меня. Любые места, где есть вода, лес и горы, для меня это, однозначно, места силы. Ильяс-Кая замечательное место, там вид на море просто потрясающий. Жила бы на этой горе! А если еще речка есть с водопадом, то просто космос.

А что пожелаете молодым художникам, которые только ищут свой путь в искусстве?

Каждому человеку, начинающему заниматься чем-то большим, придется  идти по тому пути, по которому уже многие успешно прошли до него. Думаю, стоит изучить этот путь, смотреть на мастеров Востока,  графиков Европы, Средневековья, Египетских мастеров, которые потрясающе рисовали портреты еще во втором веке нашей эры. Мы учимся на своих ошибках и чужих успехах. Надо успевать проживать хорошие эмоции в момент, когда они случаются, не откладывать их в копилочку. Потом никогда не случается. Надо вливаться в радость, позволять себе чувствовать отклик тела и двигаться за этим.

 

Беседовала: Ирина Пивкина

Фото: Ольга Шомысова

Организатор встречи: Анастасия Шель

Место встречи: ESSE wine & spirits

 

 

Александр Беланов рассказал о результатах конференции «Военно-исторические чтения»

В Керчи завершила работу V Всероссийская научно-практическая конференция «Военно-исторические чтения», посвящённая актуальным проблемам изучения военной истории, охраны памятников и ведения военно-поисковой и военно-патриотической работ. Одной из ярких страниц форума стала дискуссионная площадка  «С «лейкой» и блокнотом. Журналистика, кинематография, литература на передовой», которой руководит наш земляк, известный московский тележурналист, генеральный директор продюсерского центра “Крымский Мост” Александр Беланов. Читать далее Александр Беланов рассказал о результатах конференции «Военно-исторические чтения»

Ольга Каурова: «Я настраиваю краски под воду и воду под краски»

Художник в технике эбру Ольга Каурова и мастер игры на армянском дудуке Аргишти в рамках своего гастрольного тура представили в Симферополе концертную программу «Выше Арарата». Подобное шоу горожане смогли увидеть впервые. Под бархатистое звучание чарующего дудука на водной глади появлялись красочные художественные композиции. Эта необычная техника рисования называется эбру.

О тайнах и магии эбру корреспонденту «Крымских новостей» рассказала известная российская художница Ольга Каурова.

Если говорить о шоу водной анимации и самой технике эбру, что важнее в творческом процессе: краска или вода?

Вы знаете, они не конкурируют, а скорее взаимодействуют. Я настраиваю краски под воду и воду под краски. Их нужно всегда держать в балансе друг с другом. По сути, это взаимодействие воды с водой, только разной плотности. Моя вода густая, а краски более жидкие. На самом деле, приготовление материалов – это первостепенная задача каждого мастера и самое сложное в технике эбру. Конечно, сейчас можно купить готовый материал, но это будет уже не то. Они не будут вести себя так же, как природные, настоящие краски, которыми, например, пользуюсь я. Свои краски я готовлю из природного пигмента, перетираю его, замешиваю с водой и добавляю бычью желчь, чтобы они не тонули.

Это целый инструмент и настоящая магия!

Да! Потому что, если вода приготовлена неправильно, краски не будут хорошо себя вести. Я использую те материалы, которыми художники рисовали тысячу лет назад. Все материалы оригинальны и прямиком из древности становления искусства эбру. Я была одной из первых, кто начал изучать эту технику и преподносить зрителю, когда о ней еще никто не знал. Это было 8 лет назад.

 

Для того, чтобы сохранять все созданные видеоистории, приходится работать в жанре видеоинсталляции. Ведь одно дело готовая картина как конечный результат, а другое – когда видишь сам процесс создания.

Скажем так, это основная моя деятельность: именно видеоинсталляции. Я занимаюсь и статичной живописью эбру. Рисую картины, перевожу их на холст, бумагу, с успехом выставляю, принимаю участие в выставках. Мои картины висели в Мадриде, Праге, а персональная выставка была в родном Петербурге. Это как раз и стало отправной точкой меня как мастера эбру. Я никогда не думала, что буду заниматься этой живописью профессионально. Изначально это было хобби. Я выкладывала все в интернет, чтобы похвастаться: «Смотрите, я умею вот так!». Меня заметило одно арт-пространство и предложили сделать персональную выставку. Честно сказать, я была в легком шоке, но картин у меня набралось достаточно много, выставка пользовалась успехом. Тогда же я провела свой первый мастер-класс для посетителей выставки, гости могли прикоснуться к моему искусству, а не только лицезреть на бумаге. С тех пор я начала развиваться как художник, на меня посыпались предложения, приглашения, а со временем я превратила мастер-классы в шоу эбру.

Знаю, что для повышения своего мастерства Вы обучались у турецкого мастера этого искусства.

Я была абсолютно неизвестным молодым художником и не могу сказать, что обладала каким-то супермастерством. Я только начинала, рисовала цветочки-василечки и ничего более сложного не творила. Его картины – это первое, что я увидела в искусстве эбру, он мастер всемирного уровня. Написала ему, приложив несколько фотографий своих работ. На следующий день мне ответили, что для моего начального уровня – это очень хороший результат, он был бы рад познакомиться лично и приглашает меня в свою студию в Стамбуле. Для меня это было тогда невероятно! Я сидела, смотрела в монитор компьютера, не понимая, что происходит. Возможность приехать у меня появилась только через год. Его студия – удивительное зрелище, а в доме просто все в эбру, вплоть до кафеля в ванной комнате.

Это техника настолько универсальна для росписи?

Да, можно расписывать все. Изображение можно переводить практически на любую поверхность за исключением невпитывающих материалов. Со стекла, металла краска просто стечет. Но такие материалы, как керамика, ткань, дерево, кожа можно декорировать, тем самым придавая им уникальность. В древности при помощи эбру удостоверяли подлинность некоторых писем. Например, письмо было написано на листе бумаги с эбру и, если ответ приходил на этом же листе, то это означало, что письмо дошло до нужного адресата.

Своего рода водяные знаки.

Так и есть. Изначально эбру было декоративно-прикладным искусством, не было тогда каких-то цветов, деревьев, конкретных изображений. Были только абстрактные фоны. Помните, когда я брызгала кисточкой, краска растекалась и получался узор?  Каждый фон имеет свое название. И ими декорировали платки, книги, форзацы, а уже конкретные рисунки появились значительно позже.

Для каждого художника важна своя палитра. А какая она у вас?

Она каждый раз разная. Все зависит от настроения, причем я не могу порой это контролировать. Когда мне нужно, чтобы было все ярко, по-весеннему, а настроение у меня в этот момент грустное и печальное, беда и безнадега – все будет мрачно, как бы я ни старалась. А если пребываю в состоянии полета, у меня солнышко в душе, то и картина получится соответствующих цветов. На своих концертах я чаще всего импровизирую, всегда действую от настроения. Когда я на сцене, я просто творю.

Получается, что каждый ваш концерт уникален и в следующий раз зритель увидит уже абсолютно другую анимацию. У вас очень большой гастрольный тур. Сколько городов вы планируете посетить?

В планах посетить как можно больше городов, но пока в ближайшем будущем  Новосибирск, затем приглашают в Латвию.  Что будет дальше, пока не известно.

Расскажите чуть подробнее о выставке в Чехии. Это же была не просто выставка, а благотворительный проект и организаторы высказали вам особую благодарность.

Это было празднование всемирного дня эбру, которое проходит уже в четвертый раз. В Чехию приехали художники эбру со всего мира. Обычно это событие всегда проходило в Стамбуле, а в этот раз впервые – в Европе. Там я давала несколько мастер-классов, было представлено две моих картины, одна из них с изображением символа Праги – Карлова моста. При чем, это видео, как я рисую Карлов мост, организаторы использовали как рекламу всего мероприятия. Эта картина осталась у меня и потом участвовала в выставке в Мадриде.

Ведь это иллюзия, что в искусстве на тебя муза падает как манна небесная и ты творишь. На самом деле все иначе?

Вы правы. Иногда приходится работать совсем без настроения или сложным бывает сам поиск идеи.

Очень интересный ваш тандем с Аргишти. Звучание армянского дудука великолепно, ваше творчество неимоверно самобытно и завораживает. А как вообще пришла творческая идея совместных концертов с Аргишти?

Моя ученица, она была у меня на нескольких мастер-классах, спросила меня, почему я не работаю с музыкантами. У меня на тот момент и мыслей таких не было. И она предложила мне обратить внимание на Аргишти, исполнителя на армянском дудуке. Собственно, она же нашла координаты его концертного директора и вот: мы выступаем вместе. На нашем первом концерте я настолько тонко чувствовала музыку Аргишти, что, не зная наизусть композицию, получалось попадать в такт. Мы уже два года работаем и с гастролями объездили половину России.

Ваше имя сейчас очень известно в России, а что бы посоветовали начинающим художникам?

Продвигать себя в искусстве, в творчестве всегда нелегко. Часто молодого автора преследуют трудности, но нельзя никогда сдаваться. Часто наблюдаешь, когда у талантливого человека что-то не получается и все: пошли работы в стол. Человек ломается, опускает руки, а это делать нельзя. Талант всегда пробьется при условии упорной работы и достижения своей цели. Весь свой творческий путь я построила себе сама. Я рискнула и риск себя оправдал! Сейчас все получается. Я очень довольна, что нашла себя. Всегда чувствовала в себе абсолютное творческое начало.

 

 

Валерий Ключев о памятнике «Ополчению всех времен»: Это тот случай, когда памятник стал народным творчеством

(Новости Крыма) В Симферополе ведется активная работа по установке памятника «Ополчению всех времен»: подготавливается территория, залит фундамент, строители почти круглосуточно трудятся на площадке. Монумент разместится по соседству со зданием Совета министров Крыма. Горсовет одобрил установку памятника, открытие которого запланировано на конец года. Корреспонденту «Крымских новостей» посчастливилось пообщаться с автором проекта Валерием Ключевым и из первых уст узнать обо всех тонкостях создания памятника. Читать далее Валерий Ключев о памятнике «Ополчению всех времен»: Это тот случай, когда памятник стал народным творчеством